Национальный олимпийский комитет Республики Беларусь
АБАЛМАСОВ Алексей Александрович

КОРОЛЕВСКИЙ ЭКИПАЖ

Если есть высший пилотаж в гребле, так это заезды байдарок-четверок. Особенно спринтерские. Сидя у телевизора, их по достоинству не оценить - за гонкой нужно понаблюдать в районе старта. Это действительно потрясающее зрелище, когда лодки с гулом срываются с места, а спортсмены с фантастической частотой молотят веслами!

На «пятисотке» и «тысяче» скорости поменьше, но как же нужно чувствовать друг друга, чтобы на протяжении всей дистанции демонстрировать идеальную синхронность! Не удивительно, что именно этот класс считается в гребле королевским.

На собственном опыте белорусы убедились в этом в прошлом году, на этапе Кубка мира во Франции выиграв два финала – на 200 и 1000 метров. Их триумф был отражен во всех центральных газетах страны и многократно прокручен по телевидению. Нынче же Роман Петрушенко, Алексей Абалмасов, Артур Литвинчук и Вадим  Махнев произвели фурор на олимпийской регате в Пекине!

О белорусах не зря говорят: им, чем труднее, тем лучше. Четверки – это самый красивый, но и самый сложный класс. Здесь особенно важны сбалансированность, безупречное чувство локтя и психологическая совместимость. За каждым из этих слагаемых – масса нюансов. Если в одиночке котируются гонщики до 85 килограммов, то в командную лодку подбираются и более крупные, ведь ее нужно разогнать, а это без массы не сделаешь. При этом  члены экипажа вполне могут быть «разнокалиберными»: главное их правильно рассадить – чтобы корму не затопить и учесть размах рук. Не менее важно, чтобы спортсмены были приблизительно равными по силам. И имели если не одинаковую, то очень похожую технику. Речь идет не столько о рисунке, сколько о качестве гребка, который обеспечивает определенный прокат лодки. Как поведал главный тренер сборной Владимир Шантарович, если он меньше трех метров в секунду, рассчитывать на победу на «тысяче» нереально. Далеко не любой сильный «одиночник» впишется в эту сложнейшую схему, поскольку важно еще уметь грести в команде, что не каждому дано. И особое значение придается наличию психологии гонщика – способности спортсмена прыгнуть выше головы. С учетом всех этих моментов Владимиру Владимировичу удалось подобрать идеальный состав, на деле являвший собой единое целое.

Цемент и психолог

Когда по весне у тренеров возникли сомнения по кандидатуре Абалмасова, неубедительно выглядевшего в одиночке, загребной лодки  и ее мотор - Роман Петрушенко, настоял на том, чтобы Алексея оставили в экипаже. Шантарович прислушался к мнению. Но, считая, что перед главными стартами четырехлетия с закрытыми глазами в омут не бросаются, готов был в любой момент внести коррективы. Однако уже после двух кубковых этапов у него отпали все вопросы по готовности и мобилизации второго номера. А к Пекину Алексей и вовсе подошел, как никогда, «звенящим»!

Отстаивали его ребята, кстати, не случайно. Он – цемент экипажа. С момента его создания в 2001-м не раз случались психологические неувязки. И почти всегда разруливал подобные ситуации, порой переходившие в панику, именно Алексей. Не обладая выдающимися способностями от природы, он, благодаря поразительной работоспособности уже в юниорах заявил о себе как о перспективном одиночнике, завоевав «бронзу» на этапе Кубка мира в Польше. Там он сделал для себя важное открытие, что соперники вылеплены из того же теста и, если серьезно готовиться, с ними реально бороться на равных. При этом головокружения от успеха ни тогда, ни позже не испытывал. Подхватить звездную болезнь, считает спортсмен,  в их не коммерческом и при этом одном из самых тяжелых видов сложно. Уже на заре карьеры Алексея отличал высочайший профессионализм, склонность к выполнению тренерских заданий до миллиметра и настоящий бойцовский характер.

Перейдя во взрослую компанию, Абалмасов неплохо выступал в двойке с Махневым. Но наибольших успехов добился в четверке, в которую с момента основания входили также Роман Петрушенко и Вадим Махнев. Четвертым в первоначальном варианте сидел  Скурковский. На первом же кубковом этапе в Севилье молодые белорусы промчали «тысячу» за 2 минуты 49 секунд. Этот результат, до сих пор считающийся феноменальным, и послужил трамплином для их последующего восхождения.

Самым удачным  для Абалмасова получился сезон-2005, когда он с партнерами выиграл чемпионат Европы, мира и два кубковых этапа. По его итогам байдарку-четверку журналисты страны признали лучшей командой года. В общем-то неплохо сложилось и следующее лето. На европейском форуме белорусы установили новый мировой рекорд на искрометной «двухсотке». Доказать его не случайность на мировой регате в Сегеде не удалось лишь из-за поломки весла у Махнева. Там же на олимпийской «тысяче» финишировали третьими, допустив оплошность, стоившую «серебра». Победы на кубковых этапах, как и его товарищи по команде, Алексей давно не считает, они стали слишком привычными. А зря. Поскольку цифры набегают фантастические.

Гребной Платини

За Петрушенко, параллельно выступающего в двойке с Махневым, этой арифметикой занимается «главком» Шантарович. По его данным, на 19-ти этапах Кубка Роман (а, значит, и Вадим Махнев) выиграл 33 дистанции, 17 раз поднимался на вторую ступеньку пьедестала почета и шесть – на третью. Внушительно выглядит и его коллекция драгметаллов с официальных стартов, в которую входят: три олимпийские награды, включая «золото», восемь – с чемпионатов мира и столько же – с Европы. В отличие от первого наставника Дмитрия Клевакина, не рассмотревшего в Романе яркого таланта, Владимир Шантарович называет его «гребным Платини», который  одинаково здорово может ходить как спринт, так и тысячу метров и даже 10 км. Прекрасный командный «игрок», он мог бы, сделай на это ставку, творить чудеса и в одиночке.

Но ослепительно засиял этот алмаз - благодаря качественной «огранке». Только за последние восемь лет работы в сборной страны Петрушенко (как, впрочем, и Абалмасов, и Махнев) намотал порядка 45 тысяч тяжелейших водных километров, причем больше двух третьих этого объема проделаны в режиме определенных скоростей. И при таких нагрузках он не допускает ни одного пустого гребка за тренировку, за которую нередко проходят до 30 км. Нонсенс, чтобы спортсмен выступал на всех без исключения дистанциях. Однако с целью повышения скоростной выносливости сборники позволяют себе на национальных регатах такую «роскошь». На одной из них Роман установил абсолютный рекорд, выиграв  все девять финалов. Он лидер по натуре. Причем, по мнению Шантаровича, столь же ярко мог бы раскрыться и . . . в  математике, и в физике, и в рыбалке!

Если хобби Абалмасова – автомобили и мотоцикл, то главное увлечение подкупающего завидным спокойствием Петрушенко – рыбалка. Он готов часами сидеть с удочкой или спиннингом и никогда не возвращается ни с чем. Может ловить рыбу даже руками. На одном из сборов в Чехии ему посчастливилось выловить 40-килограммовогого сома!

Гены и не только

О привязанностях Махнева и вовсе ходят легенды. Говорят, пока не купил ноутбук, он возил с собой на сборы… стационарный компьютер – настолько прикипел к играм. Несколько поостыл к ним, лишь обзаведясь семьей, когда переписка с женой стала более интересной. А еще он заядлый футболист, не признающий поражений. Готов гонять мяч три и четыре часа, пока не переломит ход матча в свою пользу, но не уйдет с поля проигравшим.

Зная о том, что Вадим Махнев из гребной династии, велик соблазн объяснить его звездную карьеру, прежде всего, генами. Однако не все так просто. В отличие от его напарников по четверке, он откровенно засиделся в перспективных. Однако не разочаровался в гребле. Видимо, любовь к ней передалась будущему чемпиону от спортсменки матери, стартовавшей во всесоюзной регате за несколько месяцев до появления малыша…

В 1999-м он, наконец, выиграл «тысячу» на чемпионате страны. Опередить тогда главного фаворита Петра Борисика в какой-то степени ему помог сильный встречный ветер. Долгожданная виктория придала уверенности. И следующим летом он побил рекорд Петра по числу побед на национальной регате, оставив за собой семь дистанций. И дальше пошло-поехало. Порядочнейший по жизни, он надежен и стабилен в спорте. А еще Вадима отличает умение в нужный момент превзойти себя.

Олимпиада в Афинах оставила у Махнева чувство недосказанности. В финале двоек, подумав, что был фальстарт, он пропустил гребок, которого, возможно, им с Романом Петрушенко и не хватило для «серебра». Вместе с тем, он доволен, что они все же пробились на пьедестал. А что случилось в четверке, до сих пор не понял. В квалификации проехали нормально, а в жестком финале «расклеились».

Следующей попытки попробовать покорить Олимп пришлось ждать четыре года. Это сегодня кажется, что они не прошли, а пролетели. А каждые зима-весна, когда закладывается фундамент для летних побед, даже на теплых акваториях тянутся  для гребцов бесконечно. А ведь в первом олимпийском цикле команде приходилось «сидеть» в основном в Белозерске, где благодаря ГРЭС вода не замерзает даже в очень холодную погоду. Об одном из таких сборов Вадим вспоминает с содроганием. Как-то в морозный и ветреный день они все окоченели и обморозили руки. Признав бессмысленность такой работы, он осмелился первым выйти из воды, за что, конечно, получил по «шапке». Нелегкие минуты, когда кажется, что нет больше ни сил, ни желания грести, случались и в минувшем цикле. Но спортсмен давно научился отгонять эти мысли и работать через «не могу».

Юный, но надежный

И четвертым соавтором пекинского триумфа стал молодой Артур Литвинчук, который еще только начал раскрывать свой завидный потенциал. Так уж получилось, что он не видел олимпийский финал в мужской командной байдарке в Афинах. Посмотрел только заезды одиночек и двоек во всех классах. В свои 16 лет он не мог даже предположить, что уже в Китае сам будет защищать честь страны. Мысль о том, что здорово было бы однажды выступить на Играх, у него тогда проскочила, но осуществление этой мечты представлялось реальным не раньше Лондона. Ведь к тому моменту он еще вовсе ни разу не выезжал за пределы Беларуси. Да и в республике среди ровесников Артур еще не был самым-самым, пусть и входил в число лучших.

По-настоящему  обратил на себя внимание Шантаровича он лишь в прошлом году, когда на чемпионате страны в Бресте стал призером на двух дистанциях. Причем воспринял такой стремительный прогресс, как закономерность. Не удивился и тому, что Владимир Владимирович сразу после этого решил попробовать его в звездной четверке. До чемпионата мира в Дуйсбурге, на кону которого стояла львиная доля олимпийских лицензий, оставался всего месяц, за который ему и предстояло вписаться в экипаж. Опытные напарники с пониманием отнеслись к 19-летнему новичку. Чтобы исключить возможный психологический дискомфорт, с предельной тактичностью давали нужные советы. И пусть в Дуйсбурге белорусская четверка осталась  без награды,  от «бронзы» ее отделил мизер - всего 0,336 секунды. Главное – путевку в Пекин парни  себе обеспечили.

Нынче, тем не менее, Артур не был уверен, что останется в экипаже. Для этого требовалось подтвердить свои претензии на чемпионате страны в Бресте, что он и сделал, дважды уступив лишь безоговорочному лидеру Роману Петрушенко. Тогда он и не подозревал, как тяжел путь к Олимпу. Непросто давались тренировочные нагрузки, но еще труднее была разлука с домом. Даже во время единственного короткого сбора в родном Мозыре они почти не виделись с близкими, поскольку жили в гостинице. Но без такого самоотречения  вряд ли бы покорили самую недоступную  спортивную вершину.

На заключительном сборе в чешском Рачице от тренировок в одиночке Литвинчук поначалу «подсел». Но постепенно раскатился и, как и  партнеры по командной лодке, вышел на рекордную индивидуальную скорость. Там же на контрольном прогоне в четверке белорусы пролетели «тысячу», как на крыльях, показав просто фантастические секунды, еще никому не покорявшиеся. И пусть свою лепту в результат внес попутный ветер, это придало уверенности.

Сенсационный триумф

В связи с тем, что квартету медаль не планировалась, груз ответственности сильно не давил. Вместе с тем, парни прилетели в Пекин лидерами сезона, прекрасно понимая, что победа реальна, для чего нужно отработать дистанцию как на тренировке и постараться выложиться на все сто. Шантарович позаботился о том, чтобы его команда не стала жертвой олимпийского ажиотажа, максимально изолировав ее от опасной суеты. В итоге даже 20-летний дебютант Литвинчук не заметил, чтобы пекинская регата сильно отличалась от тех, в которых уже успел поучаствовать. Разве только последствиями…

В том, что наши земляки будут бороться за награды на канале Шуньи, никто из специалистов не сомневался. За минувшее четырехлетие ни с одной европейской или мировой регаты, не говоря уже о кубковых, они с пустыми руками не возвращались. Настоящий фурор произвели и на финальном этапе розыгрыша-2006 в Китае, откуда привезли сразу 16 медалей. Не бросающий слов на ветер Шантарович перед отлетом в Пекин не побоялся выдать смелый прогноз своей жене – два «золота». И слово сдержал!

Единственные, кого белорусы немного опасались, были словаки, с которыми за год ни разу не гонялись. На чемпионате Европы Владимир Владимирович не заявил основной экипаж на «тысячу». Это казавшееся не вполне логичным решение с тактической точки зрения полностью себя оправдало. На тот момент его подопечные  еще находились в полуразобранном состоянии, и поражение могло им позже аукнуться.

К тому, что сами пробились в финал со скромными секундами, белорусы отнеслись абсолютно спокойно, объяснив это тем, что еще не до конца акклиматизировались и не успели перестроиться после тяжелой чешской воды на горячую и легкую китайскую. Подобрав гребок и настроившись на жесткий бой, битву до конца, в решающем заезде наш экипаж не оставил соперникам ни малейших шансов на успех.

Уже стартовые 250 метров показали серьезнейший настрой всех экипажей. На данной отметке шесть лодок уложились в 0,5 секунды! Задавали  темп, как и следовало ожидать, словаки, сразу за которыми пристроились белорусы. И это несмотря на то, что им досталась очень невыгодная при боковом ветре седьмая дорожка. К  экватору данные  квартеты продублировали свои позиции, а на третье место вышли немцы. На второй же половине главными героями стали подопечные Шантаровича. Не жалея себя, они «впивались» в воду веслами и сотворили главную сенсацию  – свергли с трона засидевшихся на нем словаков. Замкнули призовую тройку немцы. А вот герои Афин – венгры, довольствовались лишь пятым местом.

Продемонстрировав фантастическую мобилизацию, буквально через пару минут после финиша Артур Литвинчук почувствовал головокружение от полученного теплового удара. Пресс-конференция и церемония награждения, ради которой спортсмены и проделывают тернистый путь, дались ему намного тяжелее, чем сам олимпийский финал. Что же касается его более опытных напарников по экипажу, то они разделили мнение наставника о том, что это была едва ли не самая простая гонка в карьере, поскольку не встретили должного сопротивления со стороны конкурентов.

А назавтра новоиспеченным олимпийским чемпионам  Петрушенко и Махневу предстоял финал на «пятисотке» в двойке, который, по идее, должен был свестись к их дуэли с немцами – Рональдом Раухе и Тимом Вийскоттером. Однако эта гонка далась белорусам намного тяжелее. Им явно не хватало свежести. И хотя рассчитывали на большее, в этой ситуации свой «бронзовый» финиш парни не стали рассматривать как поражение. Тем более, что, пусть не они, а испанцы, но надоевшую гегемонию немцев прервали. . .

Текст Елены ДАНИЛЬЧЕНКО


Поделиться: